Для прессы

В гостях: Дом архитектора-неоклассика Михаила Филиппова

13.03.2017
«Это мой первый дом, построенный для себя. Я по своему складу — градостроитель. Всю жизнь рисую города. В молодости я работал в Финляндии как художник — жил там в доме с окнами, выходящими в лес. Много ездил по разным городам и рисовал, делал выставки в Париже, в Русском музее в Санкт-Петербурге… В 1993-94 годах стал заниматься архитектурной деятельностью». Один из наиболее известных проектов Михаила Филиппова — жилой комплекс «Итальянский квартал» на улице Фадеева в Москве. «Сейчас я строю UP-квартал «Римский» в Подмосковье, «идеальный город»— рассказывает Михаил.
Десять лет назад Михаил с женой Ольгой искали подходящее место для собственного дома. И решили поселиться в подмосковном поселке Кратово. «Я выбрал этот участок, потому что здесь фантастическая тишина, нет давления звуков, которые тебя окружают в Москве», — вспоминает архитектор. 

Поселок Кратово — бывшее Прозоровское-Голицыно, единственный «город-сад», построенный архитектором-неоклассиком Александром Таманяном (1878-1936) на деньги баронессы Н. Ф. фон Мекк, известной своей поддержкой П. И. Чайковского. «Поселок Таманяна был построен в лесу без вырубки деревьев. Это «город-сад» с идеальной радиальной планировкой — я ее повторил в UP-квартале «Римский». В Кратово она уже совсем не читается — планировка работает только там, где есть общая высота домов», — комментирует Михаил.

Большую часть выбранного участка архитектор отвел под сад с радиальной планировкой, а в центре поставил на постамент гранитную колонну с бронзовой шишкой — элемент философии дома и сада. Дом, смещенный к краю участка, построен в 2006 году. Расположенный полукругом, он словно «обнимает» сад двумя симметричными крыльями с крытой колоннадой, протянувшейся вдоль дома. Левое крыло заканчивается помещением котельной, правое — баней. Кроме главного дома, на участке есть отдельное строение для сотрудников охраны.

Идею применить структуру древнеримской виллы к собственному загородному дому Михаил объясняет так: «Однажды я попал на Николину Гору, посмотрел на глухие заборы и подумал: «Где-то я видел такую же систему…» В Помпеях! Это дома с перистильным двором, где самого дома будто и нет, зато есть большой внутренний двор. Я понял, что это оптимально для московского поселка. 

Сейчас неверно используют стилистику усадьбы с парком. Ведь она работает только на участке от 5 га. Соседей там быть не может, но необходим грандиозный участок с парком. А 25 соток — классический размер итальянской виллы, закрытого дома с атриумом».

Сланец, которым отделан дом снаружи, тонирован в темный цвет. Рустованные колонны вырезаны из сосны. «Отделка — мое ноу-хау, — говорит архитектор. — Камень привезен из Нахичевани, это немерный серый известняк-сланец. Мы догадались его нарезать и покрасить под цвет дерева специальным лаком».

За входной дверью — зеркальная прихожая: кажется, что сад проникает в интерьер. Чтобы добиться такого эффекта, Михаил заказал зеркальные двери для шкафов в прихожей. Потолок выполнен из бетона со следами опалубки: «Потолки — дань Ле Корбюзье, хотя я антикорбюзианец», — замечает автор проекта.

В центре дома, за стеклянными дверьми, отделяющим прихожую, расположен большой холл. «Холл при входе — это «атриум», — поясняет Михаил. Здесь снова появляется ордерная структура с рустованными колоннами из сосны. 

«Ордер — таинственная вещь. Почему он сразу стал таким совершенным?» — замечает Михаил. Стены и пол в этой зоне выложены травертином. По стенам вдоль лестницы, ведущей на второй этаж, развешена графика покойной мамы хозяина, Тамары Григорьевны: «Она работала в ленинградском Гипромезе на набережной реки Фонтанки, там она и сделала этот рисунок. Потом она строила больницы, поликлиники, а последние двадцать лет работала у меня в Мастерской».

Направо из холла — большая гостиная, всю стену которой занимает «Лестница в небо» — огромное графическое панно, работа Михаила Филиппова для Венецианской биеннале.

Потолки гостиной и кухни отделаны темными балками, на которых расположены лампы верхнего света. В центральных квадратах между балками — большие окна. Через три года после полного обустройства дома хозяин решил прорезать их на потолке гостиной и кухни. Ольга вспоминает: «Меня с детьми в это время не было дома, мы отдыхали на море. Но Михаил Анатольевич приехал туда, привез фотографии, и я увидела дыры в потолке!»

«Окна делались для того, чтобы в помещение проникало больше света. Из-за большой крыши террасы тут темновато, а у нас росли дети, им нужно было солнце. Я вырезал квадраты, вставил стекло, по которому можно ходить. Это была сложная работа — перекрытия пришлось резать болгаркой. Зато с точки зрения интерьера получилось оригинально», — говорит Михаил.



Все материалы Следующий материал