Для прессы

Путь «Лидера»: как семья чиновника потеряла и вернула бизнес с оборотом $1 млрд

12.11.2015
В июне 2005 года в уютный особняк в центре Москвы ворвалась сотня крепких мужчин с бейсбольными битами. Охрана офиса СПК «Развитие» в Гранатном переулке сопротивлялась, но была вынуждена отступить  — силы были неравны. Захватчики забрали документы из сейфов. «Скорая» увезла несколько десятков раненых.
Это был один из финальных актов сделки между Сулейманом Керимовым и семьей Александра Воронина. Воронины — он сам, его жена, его сын Владимир и дочь Ирина — потеряли компанию с оборотом более $1 млрд. «Нафта Москва» Керимова стала владельцем контрольного пакета СПК «Развитие», Воронин-старший лег в больницу. А Владимир Воронин с нуля основал новую компанию, которую, вспоминая утраченную строительно-промышленную корпорацию «Развитие», назвал финансово-строительной корпорацией «Лидер». Многим казалось бессмысленным начинать бизнес на руинах.
Но в сентябре этого года ФСК «Лидер» отметила 10-летний юбилей. Праздновали с размахом: сотрудников вывезли в Турцию, к морю. Сегодня в компании работают больше 5500 человек, а головной офис занимает целое здание на Мясницкой улице.
Обороты ФСК «Лидер» быстро растут. Если в 2011 году выручка составляла 19,5 млрд рублей, то по итогам прошлого года она превысила 62 млрд рублей (рост к 2013 году 55%). Компания выполняет строительные работы по госзаказу (дороги, мосты), а также строит и продает квартиры. Судя по данным СПАРК, выручка строительного подразделения «Лидера», компании «Монолитное строительное управление — 1», в 2014 году достигла 22 млрд рублей (рост за год 56%). Продажи квартир в 2014 году выросли почти на 40%, до 261 000 кв. м. По этому показателю ФСК «Лидер» входит в десятку крупнейших девелоперов России. Ближайший конкурент в Московском регионе — ГК «Пионер» — вырос за год на 26% (компания продала 126 000 кв. м в прошлом году), а гигант «Мортон» — лишь на 16% (продано 641 000 кв. м).

Московские стройки

«Отец никогда не настаивал, чтобы я пошел работать на стройку, мне самому было интересно, — вспоминает Владимир Воронин. — Все мои прапрадеды до седьмого колена были строителями: кто монтажник, кто каменщик».
Отец Владимира Александр Воронин сделал карьеру в строительстве и еще в советские времена занимал высокие должности в исполкоме Моссовета. Он курировал строительство Центра международной торговли на Красной Пресне, посольства США и многих других объектов. Как заказчик этих и других строек Воронин много общался с чиновниками Госплана, Госбанка, Госфонда СССР. На строительство ЦМТ привлекали иностранных рабочих, а никакой законодательной базы в СССР для этого не было. «Специально для этого объекта пришлось штук пять постановлений ЦК выпустить», — вспоминает Воронин. По его словам, коррупция в высших эшелонах власти практически отсутствовала. «Можно было разве что палку колбасы и бутылку коньяка принести, — вспоминает он. — Но выпить обязательно вместе в кабинете. Почему? Потому что если оставил — это взятка, а если выпил — дружеская встреча».
Стройкой круг интересов Александра Воронина не ограничивался. По заданию первого мэра Москвы Гавриила Попова он разработал новую систему управления городом с делением на 11 административных округов и ликвидацией райсоветов. «Это позволило ускорить принятие управленческих решений, так как из процесса исключались многочисленные муниципальные депутаты, которые под разными, зачастую надуманными предлогами блокировали хозяйственные инициативы», — сказано в книге «Московский строительный комплекс», выпуск которой финансировала ФСК «Лидер».
С 1992 по 2002 год Воронин-старший работал в правительстве Москвы на ключевых постах вместе с Владимиром Ресиным. Помимо прочего, он курировал работу крупнейшей строительной компании Москвы «Главмосстрой», в которую входили несколько десятков предприятий, построивших две трети всего московского жилья.
Молодой Владимир Воронин тем временем учился в МИСИ и пытался заниматься бизнесом (первый опыт, мясная палатка, был еще в школе). По его словам, «свой первый миллион долларов» он заработал на Московской товарно-сырьевой бирже еще студентом. Окончив институт, на работу в строительный трест «Мосстрой-6» 22-летний мастер участка Владимир Воронин приезжал на джипе Toyota Land Cruiser Prado, в то время как главный инженер ездил на «Оке».
Строительная карьера Воронина-младшего развивалась стремительно: меньше чем за два года он стал прорабом, потом начальником участка. Он утверждает, что семейные связи здесь ни при чем. «Я и не задумывался, почему я все время в ночную смену работаю, а оказалось, начальство треста меня полоскало на каждом совещании, — говорит Воронин. — То, что я сын большого начальника, тогда мне скорее мешало, чем помогало». Доказывать свою профессиональную состоятельность приходилось «стахановскими методами». «Собрал мужиков и сказал, давайте покажем, на что способны, и мы за одну ночную смену сделали 14 норм», — с гордостью вспоминает Воронин-младший.



Все материалы Следующий материал